Полутонаодин ты никто
Сетевая Словесность

Сетевой проект
Выставка визуальной поэзии
ПЛАТФОРМА



Города

Варшава
Днепропетровск
Калининград
Киев
Кливленд
Москва
Пенза
Санкт-Петербург
Саратов
Смоленск
Чикаго


Теория

Авторы
Анна Альчук
Мария Баранова
Михаил Бару
Сергей Бирюков
Максим Бородин
Дмитрий Булатов
Юрий Гик
Ольга Дмитриева
Дмитрий Зимин
Борис Констриктор
Сергей Коркин
Эдуард Кулёмин
Рафаэль Левчин
Игорь Лощилов
Ирина Максимова
Павел Настин
Леонид Осенний
Александр Очеретянский
Евгений Паламарчук
Этер де Паньи
Юрий Проскуряков
Анна и Михаил Разуваевы
Андрей Сен-Сеньков
Андрей Тозик
Владимир Ходукин
Лев Шпринц
Лидия Юсупова



Обсуждение





    

Отчет о выставке
в Чикаго

Lincoln Terrace Art Studio & Gallery
15 февраля 2004 г.

        Примечание от куратора: Владельцы галереи: художники и архитекторы Соня и Леонид Осенние, из Минска.
        Скоки - один из т.н. пригородов Чикаго, т.е. деревень, давно сросшихся с городом; основаны некогда человеком по фамилии Хармс; и как будто этого еще недостаточно, в Скоках есть кафе, где работает повар-француз по имени Даниил Хармс.

Итак: презентация началась в 4 часа, было в общей сложности человек 30-35, считая маленьких детей (самым же старшим был, полагаю, поэт Ефим Петрович Чеповецкий, которому лет 85 и который, если кто не знает, автор песен к мультфильму "Приключения капитана Врунгеля" - "Мы бандито, // гангстерито, // мы стрелянто, // убиванто, // и за это режиссенто // нас сниманто в киноленто..."; классика, короче! Кто-то скажет, что 30 человек - немного, я же скажу, что это невероятно много! Некогда на той же территории я проводил свой авторский вечер, было человек 40, так повернуться было невозможно; и это ведь люди сидели, а тут им надо было ходить, не натыкаясь друг на друга, от работы к работе... словом, для такого небольшого помещения три десятка - оптимальный вариант. Впрочем, дело не столько в помещении, сколько в том, что... но тут, видимо, надо сделать отступление о том, как обстоят дела с искусством в Чикаго.

С искусством в Чикаго (что буквально означает "дикий лук" на языке местных индейцев) полный комплект. Некогда известный благодаря Аль Капоне и скотобойням, сегодня город из бандитско-пролетарского стал художественно-богемным, тут едва ли не сплошь обитают поэты, художники, режиссеры, актеры, перфомансеры, инсталляторы, лесбиянки, панки, анархисты и т. п. Одних театров в Чикаго около 200; правда, театром называется любое кафе, где есть место для крохотной сцены и микрофона, однако и вполне больших театров хватает. Галерей же вообще немеряно, от Арт Института, что поболе Эрмитажа, до таких, как галерея Осенних, маленьких, да удаленьких. Скоки - относительно слабо загалереенная местность, но и тут их в одном квартале несколько. Обычно если в галерее пять посетителей - это уже немало. Зрители далеко не голодны, искусства у них хоть отбавляй, вправо пойдешь или влево.

Так что 30 человек - много. Большинство было русскоязычных, но пришли и англоязычные, однако знающие русский, сиречь слависты. И последние были в полном восторге - видимо, потому, что и в России, как оказалось, есть то, к чему они здесь уже давно привыкли и почти замечать перестали. Узнавание - всегда радует. Естественно, был небольшой фуршет, то бишь вино, фрукты, орехи... кофе для самых продвинутых. Примерно через час после начала ваш куратор сделал сообщение о том, что такое визуальная поэзия, начав издалека, с Фестского диска и фигуративной поэзии, затем уделив немного внимания поэзии лабиринтной и так далее, и тому подобное. Много внимания было уделено Д. Булатову, его прошлым подвигам, в т. ч. альманаху "Ойкумена", где куратор тоже поучаствовал, и антологии визуальной поэзии "Точка зрения", куда куратор был приглашен, но не попал исключительно по собственной глупости, о чем не перестает жалеть, и единственным утешением ему служит тот факт, что зато не попал под одну обложку с Прыговым. Рассказал и о нынешних делах Булатова, а именно о полуживых скульптурах и светяшихся кактусах; народ только рты раскрывал. Сказано было, разумеется, и о группе "РЦЫ", которая и есть инициатор всей нынешней заварухи. Затем началась как бы дискуссия, где сыпались вопросы, причем довольно толковые, что приятно удивляло, т. к., в отличие от славистов, русскоязычный народ в большинстве своем о визуальной поэзии раньше почти ничего не знал. Спрашивали о том, как сделано то или это произведение, что означает та или эта деталь... словом, безразличных не было. Уделил куратор внимание и "смешанной технике" А. Очеретянского. Его работы пользовались, пожалуй, особым вниманием, а также работы М. Бару и самого куратора. Последнее понятно - задать каверзный вопрос присутствующему автору всегда заманчиво. Будь здесь прочие авторы, и их бы заспрашивали в умат. Распечатанные статьи с сайта и фигуративки из статьи Бирюкова, которую мне уместно прислал тот же Очеретянский, расхватывались публикой, как горячие пирожки, так что теперь многие будут просвещены.

Фотографии были сделаны, но я их еще не видел. Что-то я снимал на видео, но тоже не удосужился еще посмотреть, что там. Как только снимки попадут ко мне в руки, вышлю. Л. Осенний тоже сказал речь, в том числе о Джойсе и Эйзенштейне, что прозвучало вполне уместно, а в завершение показал плакат Лисицкого (подлинник!), который вписался в экспозицию намертво. Полагаю, что мероприятие прошло успешно. Возможно, будут статьи в местной прессе, но ручаться не стоит. Возможно, проведем в рамках выставки какую-нибудь акцию, чтение или что еще, но это тоже пока не ясно. Е.П. Чеповецкий произнес экспромт, из коего запомнились последние две строчки: "... Хочу вас всех, чудес искателей, // послать к Парижской Божьей матери!". Кстати, надо будет еще глянуть в книгу отзывов, туда много чего понаписывали. Считаю, что Осенним надо выразить всевозможную искреннюю благодарность за не просто предоставление помещения, но и участие в мероприятии всеми своими силами.

Куратор выставки: Рафаэль Левчин