Полутонаодин ты никто
Сетевая Словесность

Сетевой проект
Выставка визуальной поэзии
ПЛАТФОРМА



Теория

  • Юрий Гик. Наследие Дада в современной визуальной поэзии
  • Николай Грицанчук. Визуальное (поэзия) и когнитивное мышление


    Ссылки по визуальной поэзии


    Авторы
    Анна Альчук
    Мария Баранова
    Михаил Бару
    Сергей Бирюков
    Максим Бородин
    Дмитрий Булатов
    Юрий Гик
    Ольга Дмитриева
    Дмитрий Зимин
    Борис Констриктор
    Сергей Коркин
    Эдуард Кулёмин
    Рафаэль Левчин
    Игорь Лощилов
    Ирина Максимова
    Павел Настин
    Леонид Осенний
    Александр Очеретянский
    Евгений Паламарчук
    Этер де Паньи
    Юрий Проскуряков
    Анна и Михаил Разуваевы
    Андрей Сен-Сеньков
    Андрей Тозик
    Владимир Ходукин
    Лев Шпринц
    Лидия Юсупова

    Города
    Варшава
    Днепропетровск
    Калининград
    Киев
    Кливленд
    Москва
    Пенза
    Санкт-Петербург
    Саратов
    Смоленск
    Чикаго



    Обсуждение





  •     

    Николай Грицанчук

    Визуальное (поэзия) и когнитивное мышление

    За многовековую историю своего существования визуальная поэзия, возможно ведущая отсчет от фигурных стихов третьего века до н. э. (1), в которых пространственное расположение частей текста рассматривалось в качестве графических изобразительных элементов, - обрела устоявшиеся формы, видовые признаки. И можно сказать, что первооснова визуальной поэзии - бинарные смысловые отношения, базовые в сознании человека (правое-левое, Космос-Хаос и т.д.), реализующиеся в третьем, снимающим противоречия, - органически-целостном единстве вербального и визуального. Единство заключается в том, что происходит одновременная, перекрестная, взаимно дополняющая друг друга работа левого и правого полушарий мозга, образного и абстрактного, разных семиотических систем. Постоянно происходит перевод словесного описания в зрительный образ и наоборот - графическому образу дается вербальная интерпретация (2). Поэтому, что важно для нас, мышление - это "игра этих систем, постоянные попытки перевода с языка на язык, попытки как бы осмотреть объект с разных сторон, в разных проекциях и с разной степенью разрешения" (Т. Черниговская, С. Ениконов). В результате мы воспринимаем почти полный формат смыслового и образного содержания данного объема. Но ресурс подобного взаимопроникновения далеко не исчерпан в силу того, что должным образом не использованы возможности визуального и вербального по отдельности. И изображение, и словесное описание (в виде текста) мы видим, прочитываем, воспринимаем в виде электромагнитных волн (учтем, что в реальной природе синусоидальные колебания не встречаются), а поскольку колебания основные формы переноса информации, что предопределило способность живого при минимуме затрат менять внутренние параметры в соответствии с изменениями внешней среды, - то свет является суперпозицией по отношению к "поэзии для глаз", и не только для нее. Способность воспринимать бесформенное (а природа не абстрактные объекты евклидовой геометрии), но неспособность ее описать, привела к господству абстрактной евклидовой геометрии на самом деле не отражающей реального состояния вещей. "Природные фракталы являются нелинейно-самоподобными, что и объясняет разнообразие природных форм" (3). Геометрия, основанная на точке, позволила упростить, "обтесать" природные формы, выявить золотые пропорции, подступиться к пониманию красоты. Классическая геометрия долгое время совпадала с "живописными элементами" линейной живописи - точкой, линией, плоскостью. Ситуацию не изменило и интуитивное использование многими художниками S-образной линии (4). Казимир Малевич, например, увязывал различные стилевые направления с различными визуальными формулами, основанными на "гладкой" линии - волокнистой, серповидной, прямой. И усложнение, и упрощение живописных форм не выходило за пределы регулярных геометрических объектов (кривых, поверхностей и тел, изучаемых в современном учебнике евклидовой геометрии) (5). Классическая геометрия, ее понятия - точка, линия, плоскость, позволили, в конце концов, перейти к фракталам - формам аморфного, бесформенного. Но с появлением возможностей описания бесформенного (фрактальные множества) открылся более высокий обобщающий уровень, включающий в себя непрерывное временное и пространственное существование - классическую и фрактальную геометрии (золотое сечение тоже фрактал; заметим, что прекращение непрерывного самодостраивания линейного фрактала превращает его в ломаную линию). Природному фракталу соответствует "особые геометрические множества, форма которых принципиально отличается от традиционных геометрических форм типа точки, линии и плоскости" (6). Речь идет о геометрических объектах с дробной размерностью, "которая бы в частном случае соответствовала нашим представлениям о классических размерностях, а в общем случае позволяло вводить и измерять фрактальные предметы" (7). Фрактальная точка уже не точка, но еще не линия, фрактальная линия уже не линия, но еще не плоскость, и фрактальная плоскость нечто среднее между плоскостью и объемом (в общем, мы говорим о n-мерном пространстве с определенным количеством координат у точки). С таким подходом известный пример, иллюстрирующий движение в четырехмерном пространстве-времени (самолет летит по прямой в трехмерном пространстве, а его тень перемещается по геодезической линии, проходящей по гористой местности), делает зримой фрактальную линию (линия, которую оставляет тень самолета) и фрактальную поверхность (поверхность, по которой скользит тень самолета). Можно предположить, поскольку природные фракталы описываются определенными математическими структурами, а язык математики - формализованный естественный язык, что, с учетом двойственной природы графического знака, фрактальный подход открывает дополнительные возможности и в языке. И действительно, ряд авторов успешно их находит и использует. А.В.Волошинов, например, опираясь на основной закон эстетики - единство в многообразии, рассматривает ряд золотого сечения, исследует его структуры на классических образцах литературы, музыки, архитектуры и делает однозначный вывод о фрактальной природе искусства вообще. А. А. Кобляков, пользуясь авторской моделью перехода оппозиций в дополнительность, зафиксированной термином "трансмерность", подразумевающим весь комплекс отношений между измерениями, как-то: способность к выходу в другое измерение, проекция высшего измерения в низшее, связь между измерениями и т. д. - находит и показывает возможности развития синергетического метаязыка в классическом языке. Словно отвечая на вопрос Ю. С. Степанова и опережая его утвердительный ответ самому себе, - "... обнаруживаются ли какие-либо явления аналогичные высказыванию в языке, за пределами языка и языкоподобных систем - в природе?" (8) - Кобляков находит аналоги вербальных процессов в синергетике: "открытая нелинейная среда" - контекст, "спонтанная самоорганизация" - процессы синтеза, кооперация конкурирующих процессов, "бимодальность" - двойственность структур и т. д. В. В. Тарасенко по-своему, в присущей только ему манере, попутно отвечая на сетования А. А. Коблякова по поводу того, что "лингвистика пока еще не разглядела сложное (разноразмерное) соотношение однозначного (линейного) и многозначного (нелинейного) в самой основе основ языка и мышления - дуальных оппозициях", - делает следующий шаг в понимании фрактальных явлений в языке, разрабатывая тему семиотического фрактала - "знаковой структуры, при наблюдении которой наблюдатель в некотором диапазоне изменения масштабов наблюдения наблюдает новые знаки при изменении масштаба наблюдения" (9), в зависимости от расстояния мы видим клубок ниток (линию) - круг - точку).

    Не фиксируемый переход одной размерности в другую, оппозиций в дополнительность (и не только их), безусловно, относятся к синергетическим явлениям.

    Таким образом, - выделим главное - "новые" возможности вербального и визуального, совместно и порознь, основываются на первоэлементах бесформенного - геометрических структурах с дробной размерностью, а в языке - на "новых" возможностях наблюдать новые знаки при изменении масштаба наблюдения.


    20.04-23.05 2004г.


    Литература

    1. Гаспаров М.Л. Русский стих начала века в комментариях. М.: Фортуна Лимитед, 2001.
    2. Агеев В. Семиотика. М.: Весь мир, 2002.
    3. Волошинов А.В. Об эстетике фракталов и фрактальности искусства. В кн. Синергетическая парадигма. Нелинейное мышление в науке и искусстве. М.: Прогресс-Традиция, 2002.
    4. Дегтярева Т.Ю. Об S-образной линии в искусстве - на языке математики. М.: Прогресс-Традиция, 2000.
    5. Ю.А. Данилов, В.В. Кадомцев. Что такое синергетика?
    6. Тарасенко В.В. Фрактальная логика. М.: Прогресс-Традиция, 2002.
    7. Кобляков А.А. Синергетика, язык, творчество. В кн. Синергетическая парадигма. Нелинейное мышление в науке и искусстве. М.: Прогресс-Традиция, 2002.
    8. Семиотика: Антология / Сост. Ю.С. Степанов. Изд. 2-e, испр. и доп. - М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2001.
    9. Тарасенко В.В. Фрактальная семиотика: наблюдатель в масштабах языка. В кн. Синергетическая парадигма. Человек и общество в условиях нестабильности. М.: Прогресс-Традиция, 2003.